А.И. Липкин
Материал к вводному докладу


Подробнее см. статью Липкина А.И. "Россия и Европа. Проблемы цивилизационной и национальной идентичности"

1. По факту, на уровне феноменов мы сегодня на фоне процесса глобализации имеем ослабление национальных государств и их консолидацию в рамках цивилизационных и субцивилизационных общностей. На фоне этого обостряются межконфессиональные, межэтнические и межнациональные конфликты. Для адекватного описания этих явлений требуется система понятий, которой по сути нет.
2. Я предлагаю систему понятий, состоящую из понятий: цивилизационных, субцивилизационных, национальных и квазиэтнических общностей, которые, в первую очередь, рассматриваю как культурные общности (а не социально-экономические). Они рассматриваются в рамках модели "культурное ядро - общность". В качестве такого ядра для цивилизационных и субцивилизационных общностей выступают базовые смыслы, идеалы, ценности; для национальных - национальная история, связанная с идеей "народа" и высокая светская индивидуализированная национальная литература и искусство, связанные с образованием и производящиеся в культурных центрах; для "квазиэтнических" общностей - ядром является коллективный миф и граница свои/чужие (в качестве коллективного мифа может выступать миф об этносе, определенная религия и т.п.)
3. Культурные ядра цивилизационных и субцивилизационных общностей, как правило, гетерогенны, т.е. состоят из нескольких субъядер, которые для общностей, формировавшихся в средневековье, отвечают средневековым сословиям. Религия задает лишь одно из таких субъядер, которое, по крайней мере для "западной" или "европейской" цивилизационной общности не является определяющим компонентом. Не меньшую, если не большую роль здесь играют рыцарская и бюргерская компоненты. Поэтому христианская Эфиопия и даже католические страны Латинской Америки - это не Европа, а чуть ли не атеистическая Франция - Европа. Если к христианству добавить античность, то это тоже не даст адекватной картины, ибо не объяснит почему центр Европы, за исключением эпохи Возрождения, находился не в Италии, а во Франции, Испании, Голландии, Англии. Понятие субцивилизации требуется для различения ЕС и США в рамках "Запада". Разворачивающееся обсуждение "европейской мечты" противопоставленной "американской мечте" и отсутствие французской, немецкой, скандинавской "мечты" говорит о том, что старые различия между Южной, Центральной, Восточной Европой отступают в прошлое и ЕС превращатся в единую субцивилизацию.
4. Культурные ядра национальных общностей вложены в цивилизационную общность, поскольку определяются, главным образом, не базовыми смыслами, идеалами и ценностями, а мифом "национальной истории", подобный мифу истории древнего Рима, и высокой литературой и искусством, задающим типы переживаний межличностных отношений, отношений индивид - общество, типы личностей.
5. В отличие от национальных общностей, "квазиэтнические" общности обращены не к индивидам, а к массе, объединенной коллективным мифом. Если это миф об этносе-нации, то на его основе возникает национализм. Эти мифы обладают большой, но слепой и часто разрушительной энергетикой. Именно на их основе происходят наиболее кровавые события: религиозные войны 16 в., 1-я и 2-я мировые войны, гражданские войны, межконфессиональные и межэтнические войны в конце 20 в. в Европе, не говоря об Африке.
6. Важным дополнением к этой системе понятий является представление о 3 формах индивидуализации: коллективистской, индивидалистической эгоцентристской, индивидалистической обществоцентричной или личностной, основанной не на страхе или расчете, а на любви, важной формой которой является патриотизм. В древней Греции их примерами были; коллективное служение олимпийским богам и эпоху Гомера, гедонистически ориентированные индивиды, описанные в "Трудах и днях" Гесиода и выведенные в фигурах софистов в диалогах Платона, которым противостоит фигура гражданина Сократа. Часто при обсуждении тем Восток-Запад или Россия-Запад, забывают про третью "личностную" позицию, которая лежит в основе западного патриотизма и альтруизма. Мировые религии, как и философия Платона, предназначены для личностей, они про отношение "Я и Мир", про смысл жизни индивида, про решение проблемы сочетания счастья, добродетели и смертности человека (Липкин, 1993). Но в истории они часто используются как "государственные" религии (в истории России это отражено в споре нестяжателей и иосифлян).
7. В применении к анализу темы "Россия и Европа", т.е. цивилизационной принадлежности России эта система понятий дает следующее. Российская высокая культура и образование с 18-19 вв. являются безусловно европейскими. Культурный разрыв с "народными массами" - явление обычное, которое в Европе снималось лишь в 19 в. через всеобщее школьное образование и службу в армии (у нас такой процесс происходил в советское время). По высокой культуре и образованию мы принадлежим Европе. Но политическая система, точнее более глубокая социо-культурная система правления. Западная предсатвительная система правления вырастает из сложившихся в 10-12 вв. уникальных западных институтов рыцарства и городского самоуправления. В этом плане Россия - типичный Восток, и выросшая в России авторитарная система правления является не следствием татарского завоевания, а результатом естественного хода событий и менталитета масс. Хотя, если бы не татарское иго, то, возможно, что восточные русские княжества, подобно Польше и скандинавским странам, были бы втянуты в европейскую цивилизацию полностью.
8. В силу этого, во-первых, Россия пока в ней остается "китайская" самодержавная система правления ("вертикаль власти"), подразумевающая пренебрежение не только правами и свободами человека, но и человеком вообще, т.е. пренебрежение базовыми европейскими ценностями, пока не является европейской страной. Поэтому отторжение ее ЕС имеет глубокие основания, учитывая то, что подобные авторитарные системы держатся не на насилии сверху, как рисовалось диссидентам 1970-х, а на массовых патерналистских настроениях снизу. Во-вторых, Россия оказывается "кентавром", содержащим внутреннее системное противоречие, приводящее к повторяющимся колебаниям: догоняющие реформы под лозунгом "Россия - это Европа" и контрреформы под лозунгом "Россия - это НЕ Европа", т.е. ее "особости" (см. статью в ПОЛИС, 2007 (3) или в "Российское государство вчера, сегодня, завтра"). При этом самодержавные системы приспособлены к догонянию, но не к инновациям, они проскакивают (как носорог) изменение вектора развития. Советский космос и атом этому тезису не противоречат, ибо если бы не ФАУ, то вряд ли бы Королеву и Ко дали бы развернуться. С больше вероятностью его бы ждала судьба Вавилова или Кондратьева, на худой конец Циолковского. То же можно сказать и про атомный проект.


Липкин А.И. К вопросу о понятии "национальной общности" и его применимости к России // ПОЛИС (Политические Исследования) 2008 (6)

Липкин А.И. "Российская самодержавная система правления" // ПОЛИС (Политические Исследования) 2007 (3))

Прав ли Р.Пайпс? (Два взгляда на Октябрьскую революцию, ее истоки и смыслы) // Альманах "Вызовы XXI века". Вып. 3. М.: Институт Европы и Институт экономики РАН, 2007. С. 264-276)

Липкин А.И. "Духовное ядро цивилизационной общности" // Синтез цивилизации и культуры. Международный альманах. Вып.2. (ИНИОН РАН, Институт Европы РАН, Центр межцивилизационных исследований) М. 2004 с. 310-340.)

Липкин А.И. "Духовный кризис и национальное возрождение (Попытка культурно-исторического анализа). Философский очерк." Н.Н.,1993.)

(см.: http://philosophy.mipt.ru/publications/works/lipkin/civilization/)